biblus: (Default)
11 октября 1960 года закончился один из самых громких судебных процессов в истории Брянска. На скамье подсудимых оказались десять молодых людей. Двое из них были осуждены на 10 лет лишения свободы, остальные получили от года до трёх.
Процесс этот получил название "Дело брянских стиляг-насильников из "Божьей коровки".
Местные газеты, за год до этого полностью замолчавшие трагедию, случившуюся в кинотеатре "Октябрь", на этот раз оторвались, как говорится, по полной. На протяжении нескольких недель, пока шел суд и приговор еще не был вынесен, "Брянский рабочий" и "Брянский комсомолец" перехватывали друг у друга пальму первенства в деле клеймения позором не только подсудимых, но и свидетелей, родителей, друзей, вообще всякого, кто мало-мальски был знаком с обвиняемыми. Страницы местных газет пестрели гневными заголовками писем от возмущенных комсомольцев, колхозников и "рабочих бригад, борющихся за звание коммунистических", а журналисты соревновались друг с другом в подборе наиболее оскорбительных эпитетов по отношению ко всем фигурантам дела.
У меня накопилось достаточно много газетных статей по этой теме, которые я буду постепенно публиковать. Начну с воспоминаний незаменимого Наума Непомнящего, ставшего своего рода летописцем истории послевоенного Брянска.
Read more... )

biblus: (Default)
Трагедия в "Октябре" ч. 1
Трагедия в "Октябре" ч. 2
Трагедия в "Октябре" ч. 3
Погибших в кинотеатре «Октябрь» хоронили в течение двух дней.
Председателем правительственной комиссии назначили Попова, министра культуры СССР. В Брянске он собрал что-то вроде партийно-хозяйственного актива, на котором предостерег: «Самое главное — не допустить стихии. Как бы не поддался народ эмоциям, не пошел крушить-ломать налево и направо» (свидетельство Ф. Костина).
Е. Родинков, работавший тогда секретарем парткома управления связи, говорит: «В горкоме партии предупредили, чтоб хоронить без музыки». Бог знает, почему давалось такое указание. Возможно, оберегали нервы людей, опасаясь того, что разом во всех концах города заиграют похоронные марши десятки оркестров. Хотя, скорее всего, такого количества оркестров просто не нашлось бы в Брянске...Читать дальше )
biblus: (Default)
Трагедия в "Октябре" ч. 1
Трагедия в "Октябре" ч. 2
25 апреля 1959 года. Брянск. Кинотеатр «Октябрь». 23 часа.
Понятно — в войну. Ожидание опасности, ожидание смерти страшны сами по себе, но все-таки как-то исподволь готовят человека пережить испытание.
Здесь же случилось иное. Произошло страшное, к чему большинство из пятисот пятидесяти празднично одетых людей в кинотеатре не были и не могли быть готовы. В первые секунды, когда, ломаясь, как карандаши, начали падать вниз деревянные балки, когда осыпался, обламываясь плитами, потолок, многие действовали не разумом, а инстинктом.
Мужчина-фронтовик успел крикнуть, видя оседающий потолок: «Головы вниз!» И кто услышал его, кто понял услышанное, в большей части даже засыпанные под дубовыми стульями, спаслись.
Другие бросились по чужим ногам к стенам, в проходы. Как они успели добежать, выскочить, они и сами не могут объяснить. Но здесь, за колоннами, они уцелели.Читать дальше )
biblus: (Default)
Трагедия в "Октябре" ч. 1
Первая часть статьи "Катастрофа".
В истории Брянска нет события, которое на протяжении десятилетий вызывало бы столько противоречивых слухов, домыслов, легенд, как катастрофа в кинотеатре "Октябрь" в 1959 году.
Большинство очевидцев случившегося до сих пор не знают истинных размеров катастрофы, выдвигают самые разные версии о причинах несчастья.
Это кажется удивительным, ведь было долгое разбирательство, суд. Да только слышали о нем немногие. Особо интересоваться было как бы "не положено".
Собирая свидетельства о катастрофе, журналист шел по живой цепочке. Свидетель вспоминал телефон своего знакомого, тот называл новое имя и т. д. И чем больше было этих разговоров, тем больше крепло убеждение, что среди брянцев старше тридцати пяти лет нет, наверное, ни одного, кто не имел бы своего мнения на этот счет, своей истории о событии, в одно мгновение поделившем судьбы сотен людей на две части - до и после катастрофы, происшедшей в субботу 25 апреля 1959 года.
Читать дальше )
biblus: (Default)

Наверно я не ошибусь, если назову трагедию, случившуюся 25 апреля 1959 года, самой страшной брянской катастрофой мирного времени. Сейчас из жителей Брянска мало кто знает, что в тот день во время вечернего сеанса обрушился потолок в кинотеатре «Октябрь». В зале в этот момент находилось более пятисот человек.
Об этой трагедии я узнала впервые несколько лет назад в случайном разговоре с участником событий. Его настоящего имени я называть не стану, так как не знаю, как человек относится к «этим вашим инторнэтам». Постараюсь по памяти воспроизвести услышанный мной рассказ.
Читать дальше )

biblus: (Default)
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6

Танцы нашего детства
Сороковые годы невозможно себе представить без танцев. Танцевали везде, где только представлялась возможность: танцевали во дво­рах, в парках, в кинотеатрах перед сеансами или просто на улицах, если из какого-нибудь окна играл патефон или аккордеон. Партнеров явно недоставало, поэтому женщины танцевали с жен­щинами.
Но все равно танцевали.
Самыми популярными танцами 40-х — 50-х го­дов были вальсы, танго, фокстроты и блюзы. Чуть позже польки и краковяки окончательно «сошли», а фокстроты и блюзы (по идеологическим сообра­жениям) переименовали в «быстрый» и «медлен­ный» танцы. Должны же мы были отмежеваться от пресловутого Запада!
Быстрый танец (фокстрот) танцевался в класси­ческой позе парного танца. Два с половиной шага вперед и назад, перемена направления, переходы. Наиболее форсистые пары размахивали сцеплен­ными свободными руками вниз-вверх в такт движения ног, напоминая дровоколов. Особым шиком было пройтись линдой - мелкими шажка­ми.
 В медленном танце (блюзе) партнер мог брать партнершу за талию обеими руками. Со стороны это выглядело интимно и не приветствовалось массами. Вообще парные танцы по-своему воспитывали рыцарское отношение к женщине. Многие из девушек тех лет и теперь вспоминают, с каким трепетом ожидали приглашения на танец. С каким волнением она проходила середину зала, ведомая партнером под руку.Читать дальше )
biblus: (Default)
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

Мода нашего детства
В первые послевоенные годы улицы города, как и всего Союза, были окрашены в защитные цвета. Солдаты и офице­ры донашивали военную форму, кто мог, с удовольствием меняли ее на граждан­скую. Случалось видеть сплошь и рядом гражданский пиджак поверх галифе и сапог.
Номенклатура одевалась в темного цвета полувоенные кители и такого же цвета галифе. Хромовые сапоги обязательно венчали галоши. Вид обладателей хромовых сапог был величав и недосту­пен. Многие держали, в подражание вождю, правую руку за лацканом кителя. Для большей убедительности обладате­ли черных кителей именовались руково­дителями, сокращенно «рук», например: технорук, худрук, военрук, физрук.
Но отходила в прошлое война, и посте­пенно пришло время гражданской моды. Мужчины оделись в двубортные темно-синие или коричневые костюмы с неве­роятно широкими штанинами. Голов­ной убор (кепка шести- или восьмиклинка) была обязательной частью ко­стюма. Наиболее представительные по­зволяли себе заменить картузы на шляпы и носить галстуки. Это было, однако, совсем небезопасно. Десятиле­тиями в народе культивировалась нена­висть к этому атрибуту капиталистиче­ского гардероба. В любой момент обладатель шляпы мог услышать обид­ное: «Буржуйская рожа!».Читать и смотреть дальше )
biblus: (Default)
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

Праздники нашего детства

Вспомните, давно ли мы все жили от праздника до праздника? Трудовые будни были праздником для нас, воскресные дни — праздником какой-нибудь отрасли или профессии, а кроме того, революционные праздники, дни рождения, юбилеи, откры­тия, закрытия, события, аванс, получка. Гуляй — не хочу! Было в них много от бутафорско-показушного фарса, но и много веселого, памятного.
ПРАЗДНИК ОКТЯБРЯ
Октябрьская демонстрация 1965 года: театрализованное представление, где перед трибу­ной разыгрывались сцены герои­ческой истории города, области и государства. Группы озябших студентов, одетых в матросские бушлаты, солдатские шинели и комиссарские кожанки, в перехлест опутанные пулеметными лентами и увешанные граната­ми, изображали штурм Зимнего. В самый ответственный момент, перед правительственной трибу­ной, солдат-знаменосец дважды упал, запутавшись в размотав­шейся обмотке. Папаха покати­лась под трибуну, а знамя попало под «газик», закамуфли­рованный под броневик. Расте­рявшийся солдат, прыгая боком перед трибуной, отчаянно разма­тывал с ноги злополучную об­мотку. Освободившись, он вдруг заорал, махая ею над головой: За Родину! За Сталина!Читать и смотреть дальше )
biblus: (Default)
Часть 1
Часть 2

Часть 3

Милиция нашего детства

В СТАРОДАВНИЕ ВРЕМЕНА 
Брянский архивист В. Кузьменко рас­сказывал мне, что до революции в Брянске было два городовых: один — на  вокзале, другой — на базаре. Тот городовой, который дежурил на вокзале, кроме прямых обязанностей, представлял собой в одном лице уголовный розыск, отдел по  борьбе с организованной преступностью, отдел по борьбе с хищениями на транс­порте, медвытрезвитель и детскую комна­ту милиции. Другой курировал базар и выполнял одновременно функции санэпидстанции, комитета по охране природы, вневедомственной охраны, госторгинспекции, налоговой инспекции, ОБХСС, мили­ции, госавтоинспекции, управления тор­говли, а также комиссии по урегулирова­нию трудовых споров. Он указывал места парковки телег, торговли, пробовал на вкус продукты. Недоброкачественная продукция тут же опрокидывалась на голову зарвавшегося продавца. 
Городовых уважали. Завидев еще за квартал, снимали шапки и раскланива­лись. Любой случай неповиновения ста­новился историческим событием. На зда­нии теперешнего пассажирского вокзала станции Брянск -1 висит мемориальная доска с надписью «Здесь 18 декабря 1905 года произошло столкновение рабочих-железнодорожников с царскими жан­дармами, вылившееся в политическую демонстрацию». Так вот, по словам архивиста, все «волнения» тогда нача­лись с крепкой выпивки железнодорожни­ков, которая в конфликте со здешним жандармом приобрела политический ха­рактер, так как после взаимной перебранки закончилась рукоприкладством. Но это все — устная летопись легенды. Я той полиции не знал. Я помню только нашу, послевоенную милицию.Читать и смотреть )
biblus: (Default)
Часть 1
Часть 2
Музыка нашего детства
Как только отгремела война, нашу жизнь вошла музыка. Стоило кому-то вынести баян или заиграть радиоле, тут же приходили люди, и начинались танцы. На самодельных эстрадах заезжие артисты исполняли на­родные куплеты на побежденных фашистов типа:
Капусту с картошкой я очень люблю
Айн, цвай, драй...

У редких счастливчиков сохранились довоенные пла­стинки и патефоны. Слушать их собирались толпами…
Мальчишки пальцем крутили самодельные диски с пла­стинками. Появились первые отечественные радиопри­емники «Балтика» и «Рекорд». Наряду с народной и военной музыкой звучали джазовые композиции, записанные еще в довоенные годы знаменитыми оркестра­ми Пола Уайтмена, Рэя Нобля, Джека Хилтона, Генри Холла, а также отечественными — Леонида Утесова, Александра Варламова, Виктора Кнушевицкого, песни запрещенных в то время Вертинского и Петра Лещенко.
Говорили, что в Брянске до войны были неплохие музыканты. Существовал даже женский семейный оркестр, игравший в кинотеатре. В нем играли чехи Борины и Стокласки. В пятидесятых годах в кинотеатре «Октябрь» перед сеансами играл небольшой ансамбль, в котором выделялись саксофонист Низяев и ударник Хасин. Особый интерес вызывал у публики Хасин. Он стучал на панцире черепахи, прикрепленном к барабану, или трещал на кастаньетах. Чтобы вытравить даже само понятие джаз, оркестры стали называть эстрадными. Вовсю развернулись глушилки в радиоэфире.Читать и слушать )
biblus: (Default)
Продолжаю публиковать воспоминания Наума Непомнящего о послевоенном Брянске. Первую статью можно прочесть здесь
Статья вторая называется
Улицы нашего детства
Брянск нашего детства про­буждался от пения петухов и криков молочниц, разносящих по улицам молоко. «Молока надай!»— старались перекри­чать петухов груженные коро­мыслами с укрепленными на них гроздьями коричневых кувшинов молочницы. Они доставляли мо­локо из близлежащих деревень пешим порядком, и просто уди­вительно было, как они добира­лись до города в такую рань. 
Деревянные постройки послевоенного Брянска густо облепи­ли склоны Судков и сбегающих к Десне гористых улиц. Немно­гие кирпичные строения были или сожжены, или вовсе разру­шены войной. Довоенные кир­пичные здания были такой зна­чительной вехой в городской биографии, что каждому присва­ивалось название или номер: «1-я Советская больница», «2-я Советская больница», «Дома специалистов», «Пятый корпус», «Девятый корпус» и т. д. Разде­ленные Судками-оврагами райончики и улицы имели названия: «Петровская горка», «Покров­ская горка», «Карачиж», «Горо­дище», «Рабочая слободка», «Соловьи», «Лесные сараи», «Кирпичные выселки». 
«Городом» называлась часть улицы Калинина от завода «Дормаш» до «Дома офицеров». Естественно, все дороги вели в «Город». Читать дальше )
biblus: (Default)
Под катом рассказ про моего деда, партизана спецотряда "Славный". Читать и смотреть )
biblus: (Default)
День этот не помню. Мне тогда еще не было и пяти лет. Даже тот год не очень хорошо помню. Память не зафиксировала момент, когда появились такие слова, как "Чернобыль", "чернобыльская зона", "радиация". Для меня они существовали всегда, хотя довольно продолжительное время я не понимала, о чем идет речь. До сих пор мне кажется, что понятия "Чернобыль" и "радиация" - синонимы. И термин "Чернобыль" придумали специально для обозначения радиационных катастроф.
Каких-то панических настроений со стороны взрослых тоже не припоминаю. Вероятно, от того, что они многого не знали. Мама говорит, что какая-то информация появилась лишь после майских праздников и в таком контексте, что мол да, произошла авария, но паниковать не следует, ликвидация последствий идет ударными темпами, никакой опасности нет, а всё остальное провокации и происки врагов. Хотя некоторая озабоченность у родителей, несомненно, присутствовала. Результатом этого лично для меня стали бесконечные походы к эндокринологу и ненавистная морская капуста.
Но, несмотря на все опасения, каждые летние каникулы вплоть до 1996 года я проводила у бабушки в Клинцах, в городе, который относится к чернобыльской зоне с правом на отселение.
В 1991 году в Клинцы приезжали какие-то немецкие врачи для того, чтобы проводить измерения радиационной активности в пострадавших районах, а также для обследования населения. У меня даже сохранился буклет и результаты обследования.
Смотреть буклет )
biblus: (Default)
В 1992 году в газете "Брянское время" в рубрике "История одного города" был опубликован ряд статей инженера Наума Непомнящего. Это были заметки-воспоминания о послевоенном Брянске. На меня они произвели большое впечатление. Да что там говорить, я была буквально очарована тем, как просто и талантливо, живо, ярко и красочно автору удалось передать атмосферу тех лет. Читаешь - и всё как будто перед глазами, как будто ты сам был свидетелем этих событий.
Первая статья опубликована в № 23, посвящена она Брянскому футболу.

Футбол нашего детства
Брянский инженер Наум Непо­мнящий предложил редакции за­метки о Брянске послевоенной поры. Юность всегда прекрасна, на какое бы трудное время она ни приходи­лась, и Н. Непомнящий это лишь еще раз подтвердил. Начать же публика­цию мы решили с главы о послево­енном брянском футболе, о котором так, по нашему мнению, еще не писали и не рассказывали...Читать дальше )

Profile

biblus: (Default)
biblus

June 2013

M T W T F S S
     12
3456789
101112 13141516
17 181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 24th, 2017 09:44 am
Powered by Dreamwidth Studios